beshankovichi.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Бешенковичей Общество

20.02.2024 20:09

160 просмотров

0 комментариев

Евгений Будинас. Человек, который расширял горизонты, обожал женщин и никогда не ходил строем

Скажите, вы можете представить себе, что на 80-летии давно покинувшего нас человека гости веселятся и заразительно хохочут?

Евгений Доминикович Будинас оставил после себя столько забавных неординарных историй, что радость от воспоминаний заслонила тоску от его ухода и все грустные мысли. На какое-то время все мы вновь оказались в конце 1990-х – начале 2000-х, в своей юности, когда впереди все еще было светлым и радужным…

Помимо юбилея, у встречи был еще один «информационный повод»: открытие восстановленного мемориального кабинета Евгения Доминиковича на втором этаже музейного комплекса «Дудутки». Предыдущий пострадал от пожара (Пожары, кстати, это настоящий рок и бич Дудуток).

Борис Пастернак, соратник Будинаса: «Ну как «кабинета»? Стол, два кресла, портрет хозяина работы Юрия Иванова, фотографии на стене. На столе его книги («Промежуточный человек», «Дураки», «Давайте, девочки», «Перловый суп» − хотя это о нем, а не его) и несколько томов «Итогов века». Пиджак на спинке стула (предыдущий сгорел) и непременные очки со сломанной и прикрученной скрепкой дужкой».

…«Сказки века», «Строфы века», «Кухня века», «Детективы века», «Самиздат века» – это была масштабная идея Будинаса: в преддверии окончания ХХ века собрать в увесистые фолианты все лучшее, что создано в различных жанрах. Вышло восемь томов: глянцево, эпично, масштабно и эстетично.

Собственно, все его идеи были глобальными. Он жил без репетиций, начисто, словно понимая, что ему отведен не такой уж и длинный век.

Будинаса, не колеблясь, можно назвать главным идеологом национального белорусского турпродукта. Первопроходцем. Сегодня в стране расплодилось немало туристических комплексов, усадеб с анимацией, с реконструкцией старинного уклада и быта, с лошадьми, домашней деревенской кухней, самогоном, хендмэйдом, кузнецами и гончарами. А ведь путь развития для них был отрепетирован именно на «Дудутках» и проторен Евгением Будинасом.

Уникальный «ветряк», который сегодня служит символом комплекса, Будинас перевез из другого уголка Беларуси. Стопка самогона после захватывающего дух подъема на верх мельницы была одной из незабываемых аттракций Дудуток. Здесь первыми в стране получили официальное разрешение на самогоноварение. Здесь стали производить для угощения туристов крафтовые сыры и «пальцем пиханые» колбаски. Здесь вовлекали гостей в процессы ковки и гончарства, учили выездке и катали на старинных автомобилях. Дудутки 90-х были уникальным местом, куда запросто съезжались послы и министры, чиновники и художники, журналисты и артисты…

Евгений Доминикович как-то в 1998 году пригласил и нас с Сергеем: давайте продвигать Дудутки среди турфирм. «Как думаете, какую цену дать директорам турфирм для участия в ознакомительном туре?»

Практика подобных зарубежных туров говорила, что они должны быть бесплатными, а средний поход в ресторан в то время обходился долларов в десять.

-- Наш рекламный тур будет стоить пятьдесят долларов! – рубанул Будинас и, глядя в наши округлившиеся глаза, спросил: -- Сможете продать?

Мы однозначно ответили, что это невозможно. Тогда Будинас спросил:

-- Что мешает в работе турфирм? Кого надо позвать, чтобы помочь решить их проблемы?

Мы назвали посольства, в которых заинтересованы турфирмы, руководителей министерств и ведомств, директоров транспортных и страховых компаний – и все они, как один, были на мероприятии под названием «Дудутки вам!», с ними можно было познакомиться и пообщаться лично, в неформальной обстановке. Разве такая возможность не стоила пятидесяти долларов? И речь по сути не про деньги, а про преодоление внутренних барьеров!

Праздник получился, как всегда, грандиозным и запомнился надолго.

Вот заместитель министра спорта и туризма Михаил Шаршавицкий с коллегами в бричке.

Директор РТЭУП «Беларустурист» Федор Соляник на белом коне.

Евгений Будинас кричит свою знаменитую фразу про осла.

Руководители турфирм знакомятся с возможностями туристического комплекса «Дудутки».

Расставание с Дудутками он переживал очень болезненно. Люди, в чью собственность переходило издательство «Полифакт», не хотели такой «нагрузки». Но он поставил условия жестко: только вместе.

Когда-то, давая интервью для нашей газеты «Туризм и отдых», вдова Будинаса Валерия Клицунова сказала о Евгении: «Он был космополит. Он рано приехал в Беларусь и долго здесь жил, «втянулся» в страну. А поскольку его детство и юность прошли в Литве, какие-то вещи он привнес сюда, открыл то, о чем ни один белорус не решился бы даже подумать: создать национальный музей сельской культуры и быта. А литовец по паспорту сделал, потому что любил Беларусь. Его спрашивали: «Как ты мог назвать дураками народ, который ты любишь?». А ведь когда твой близкий человек делает что-то не так, ты говоришь «дурак», но – любя».

Это отсылка к названию его книги «Дураки», рассказавшей об истории «Дудуток».

И еще несколько цитат из того давнего интервью: «В книге «Дом в сельской местности» он рассказал, как строил дом. Ведь развалюху, купленную за 600 рублей, он все-таки превратил в дачу. На примере строительства дома он иллюстрировал процессы, которые происходили в обществе. У него был необычный подход к литературе: сначала сделать, а потом описать, сначала Дудутки и компания «Полифакт», а потом книга «Дураки». Он очень много мог сделать и, самое главное, не боялся. Вещи, реально не осуществимые, осуществлялись. Рацио никогда не было для него тормозом.

«Полифакт» зарабатывал огромные деньги. Но Будинас всегда говорил: «Дудутки – это все мои «мерседесы» и виллы на Канарах». Деньги никогда не были для него самоцелью.

Он был суперамбициозным человеком. Такие грандиозные проекты могут делать только амбициозные люди. Есть такая пирамида потребностей Маслоу, так у Будинаса был высший уровень потребностей. Главное для него – самореализация. Все материальное было на несколько порядков ниже. Конечно, он любил деньги, любил жить красиво и богато. А кто не любит?».

«Сначала Будинас захотел романтики и красоты. Например, видеть из окна дома ветряную мельницу. Один из его дядьев был кузнец, второй – гончар, и он очень любил запах глины и стук наковальни. Ему захотелось воссоздать поместье так, как он помнил из детства. Поэтому он стал собирать коллекцию старых вещей, возрождать ремесла, строить мельницу с огромными приключениями и тратами. Потом появился возмущенный профессор Анатолий Федорук, который пытался «спасти» парк Ельских. Его успокоили, что никто не собирается ничего уничтожать, и предложили работать вместе. Так мы узнали, что это богатое историческое место, которое было упомянуто в «Слове о полку Игореве», когда «Всеслав Чародей волком проскакал с Дудуток до Немиги». Грешно было это не использовать, и Будинас сказал, что поместье будет называться «Дудутки».

Сегодня ни у кого не возникает сомнения в том, что Дудичи и есть те легендарные Дудутки.

«Потом присоединились известный график Борис Цитович, архитектор Сергей Сергачев. Эта была та команда, которую взял под свое крыло Будинас».

Будинас при помощи друзей-музыковедов раскапывал информацию о роде Ельских, издавал нотные тетради и альбомы дворянских усадеб, устраивал фесты старосветской культуры...

«О том, чтобы делать музей, речи все еще не было. Было просто интересное поместье, визитная карточка фирмы «Полифакт». Когда к нам приезжали гости-партнеры, мы их везли в деревню. Там состоялась презентация первого тома «Итогов ХХ века». Приехали Андрей Вознесенский, Эдуард Успенский, много московских критиков, гости со всего мира. Было солнце невероятное, Будинас впервые запустил мельницу. Все это произвело неизгладимое впечатление на присутствующих, и Будинас сам стал больше ценить то, что происходит в Дудутках. Постепенно он предоставил коллегам заниматься производством, а сам переключился на стройку. Это был безусловный подвиг. Каждый день в шесть утра проводилась планерка. Такой фанатичный режим продолжался несколько лет.

Например, мельница падала два раза. Когда запускали механизмы, даже небольшой наклон угла приводил к катастрофе, все моментально разваливалось. Пришлось обращаться в НИИ, искать энтузиастов-инженеров, которые могли бы запустить мельницу».

«…пошли разговоры, что Будинас неизвестно что устроил: землю дали под сельскохозяйственное использование, какая еще культура, какие музеи? Проводилась масса инспекций не столько музея, сколько деятельности «Полифакта» в целом, потому что фирма была частная и независимая. Естественно, было понятно, что все закроют или заберут. Ситуация зашла очень далеко, и Будинас говорил: «Мне построить музей не стоило ничего по сравнению с тем, сколько времени я потратил на отбивание от наездов».

Когда я сейчас вижу, что Дудутки стали визитной карточкой Беларуси, квинтэссенцией национального туристического продукта, мне это кажется невероятным. В ту пору даже мысли такой не возникало, что поместье сохранится. Тем не менее, устояли».
«Вначале нам было странно слушать разговоры о том, не сделать ли поместье туристическим объектом. Для нас все были гостями, тем не менее, решили попытаться. Для пробы привезли несколько автобусов школьников: дети никогда не врут, если понравится, значит, действительно классно. Написали программу экскурсии, разрешили все трогать, везде лазить. Так возник музей со входными билетами, экскурсионными программами, группами туристов. Безусловно, это подвиг Будинаса. Если бы ему не мешали, если бы столько времени и сил не ушло на борьбу с проверяющими…».

«Будинасу прощали и разрешали то, что не разрешили бы никому. Не потому, что он был сумасшедшим, а потому что это человек одержимый, с которым легче согласиться, чем сказать «нет». Было понятно: все равно он пойдет до конца и реализует свой план. В принципе, к нему хорошо относились и чиновники, и творческие люди.

Мы приглашали в Дудутки известных людей, журналистов, устраивали крупные фестивали. Фест старосветской культуры Будинас основал как праздник, который мы отмечали семь лет. Это было невероятное событие в культурной жизни. В Дудутках собиралась масса дипломатов и видных политиков, но это была аполитичная зона. Поместье было очень раскручено, потому что Будинас как журналист прекрасно владел всеми средствами пиара».

По свидетельствам Леры Клицуновой, у них был небанальный брак и небанальные отношения, ведь «с ним не было скучно». Он презирал условности и часто был «неудобным», бескомпромиссным, а порой бесцеремонным, прямым и жестким.

Прекрасный рассказчик, артистичный, виртуозно владеющий словом, он всегда оказывался в эпицентре внимания, вернее, мир всегда вращался вокруг него.

Даже во время последнего водного похода по Неману, когда здоровье Доминиковича уже было не самым лучшим, он умел нас рассмешить и организовать.

Всю жизнь Евгений Будинас оставался писателем, остальное было для него лишь отвлечением, которое давало сюжеты для книг. Последним прижизненным изданием Будинаса стало «Давайте, девочки». Про любовь. Автобиографичное. Очень личное. Без прикрас и стремления выглядеть лучше. Такое самообнажение и откровение возможны, когда понимаешь, что ты уже уходишь. А вы, мол, еще «давайте»! Во всех смыслах этого слова…

Он даже свои похороны искусно срежиссировал. Указал, как все должно быть: без долгих траурных речей, с прощанием у мельницы. Так и вышло, по-будинасовски, даже материализовалась могилка «в саду под ельничком» из стихотворения Евгения Вознесенского.

Е.Б.
Ты художник, Женя, художник ландшафта, коров твоих 11О прошли ТО,
скачет на лугу твоем вишневая лошадка –
Это все твое!
Дон Кихот, ты восстанавливаешь мельницу!
И устав от мерзости, послав всех на,
могилку нарисуешь в саду, за ельничком,
«Мне здесь труп не нужен», — сказала жена.
А садовый сумрак съедает мелочи.
Женщины коричневы, как кисти беличьи,
Набухают страстью, как краской кисти,
пора ими красить, чтобы не закисли!
Плотинку восстанавливаешь через Птичь
И этим устанавливаешь в сердце тишь.
Всего мы не объедем. Потом обедаем
твоими натюрмортами. Что за дичь, что интеллигенты восстанавливают
сельхозяйство!
Ты сквозь разбой
Сердцем расправляешь каждую козявочку.
Кто, Женя, восстановит нас с тобой?

Как написала моя студенческая подруга, писатель Анна Берсенева (Татьяна Сотникова): «Мы познакомились с Женей в начале 90-х в Доме творчества в Коктебеле, и это было чудесное общение. Жизнь организовывалась вокруг него самым естественным образом, он это умел. Помним его».

И мы будем помнить!

…День памяти выдался светлым и солнечным.

Коллективное фото на память в яркой режиссуре Юрия Иванова.

Сочным густым голосом, ничуть не изменившимся за прошедшие десятилетия, спел заслуженный артист республики Виктор Иванович Скоробогатов.

Ностальгичный струнный квинтет из Лиды с классической музыкой Ельских и неизменным «Полонезом» также был хорош!

Документальный фильм «Купалье в Дудутках», который привезла режиссер Надежда Гаркунова, словно перенес на 35 лет назад. Всколыхнулась память!

Стопка и прощальные слова у поминального камня. Воспоминания, слова признательности и любви.

Заходящее солнце на фоне мельницы…

Будинас незримо присутствовал рядом, согревая зимним прощальным лучом и летними воспоминаниями.

https://planetabelarus.by/publications/evgeniy-budinas-chelovek-kotoryy-rasshiryal-gorizonty-obozhal-zhenshchin-i-nikogda-ne-khodil-stroem/

Последние новости